Aliens

Pieslēgties Reģistrācija

Pieslēgties

Lietotājvārds *
Parole *
Atcerēties

Izveidot profilu

Fields marked with an asterisk (*) are required.
Vārds *
Lietotājvārds *
Parole *
Parole pārbaudei *
E-pasts *
E-pasts pārbaudei *
Captcha *

Bismarks, Otto fon

Otto von Bismark.

Vācu politiķis un sabiedriskais darbinieks, Vācijas apvienotājs.

Dzīvesgājums. 1866.gada 7.maijā Berlīnē uz Unterderlindena ielas (Unter der Linden) viņu kā premjerministru mēģināja noslepkavot žīdu terorists Karls Kohens (Karl Cohen).

Слабая Франция Олланда всецело подчинена Германии. И это неслучайно. Ослабевшая Франция всегда превращается в немецкий буксир. Чем же Франция обязана "железному канцлеру" Отто фон Бисмарку? Давайте разберемся.

Достоевский писал в своем "Дневнике писателя": "Даже в том, что установилась в Париже республика, видят мир; даже в том, что республику эту устанавливал Бисмарк, — и в том видят мир".

В 1870-м году республиканцы являются во Франции меньшинством. Весной Франция голосует за империю Наполеона III, а затем за монархистскую ассамблею — после поражения, которое она потерпела от Пруссии. В это время вместе с культом смерти Республика начинает набирать силу (жестокая война, продлившаяся шесть месяцев), национальный упадок (демографический, культурный, моральный, экономический…).

И все это "благодаря" Бисмарку, который обещает своему королю, что он всех займет делом, лишь бы сохранить Францию в ослабевшем состоянии! Это мы находим в его мемуарах: "Восстановление католической монархии во Франции увеличило бы искус поиска реванша при помощи Австрии.

Читайте также: Пророчества о Гитлере и зоологических войнах

По этому поводу я полагаю, что способствование восстановления монархии во Франции идет вразрез с интересами Германии и с сохранением мира, и я бы выступил против даже тех, кто представляет саму эту идею. Такая оппозиция превратилась в оппозицию личную и была нацелена против посла-легитимиста Гонто-Бирона, и даже против нашего посла в Париже — графа Анри Арнима".


Антикатолическая политика принца-протестанта направляется против папы Пия IX и против Рима, оккупированного горемычной пьемонтской монархией: это Kulturkampf, который в скором времени набирает силу в Германии, вместе с тюрьмой для епископов.

Бисмарк опасается католического альянса в Европе, именно это и заставляет его всюду оказывать поддержку антиклерикальным программам. Вот как он пишет о политиках-католиках, которых боится: "Их политические симпатии во Франции, в Италии, в Австрии не были национальными и могли поощрить появление католического альянса".

Взглянем на другую черту Бисмарка: мощное социальное обеспечение, которое он учредил в Германии, уже заболевшей горячкой социализма, все это позднее даст спартакизм или нацизм (смотрите Хайека), это ускорило энтропию страны, чья взрывная демография выдвигает в двух войнах Рейх на смертный поединок против России — ради знаменитого вопроса о жизненном пространстве. Мемуары Бисмарка показывают, что он всегда оставался двойственным в отношении к царю: у России, говорил он, нет причин начинать с нами войну…


Я оставляю слово за великим французским историком Фюстелем де Куланжем — тоже современником Достоевского, который подводит моральный итог Бисмарка в своих "Современных вопросах": "После этой войны немецкий народ уже не будет таким, каким он был. Он получил в этом предприятии такую подготовку, которая глубоко изменила его душу. Его дух труда заменили духом завоевания".

Фюстель, наконец, предвещает Гитлера и "Лебенсраум" в своем знаменитом письме к Моммзену: "Подумайте только, к чему мы придем, если принцип национальности был бы понят так, как его понимает Пруссия, и если бы она сделала из него правило для европейской политики… Наконец, обращаясь к России, она бы потребовала Ливонскую провинцию и город Ригу, которые населены немецкой расой".

Именно во времена Бисмарка в немецком мире начинается ужасное развитие пангерманизма — это возвращение или почти возвращение к доисторическому варварству, которое позднее опишет у немцев Фрейд.

Saites.
Vācija.